• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Роль межвременного выбора в мировой экономике

Заместитель завкафедры экономической теории Филипп Ущев рассказывает о том, как модель Диксита-Стиглица оценивает наше решение получать образование с макроэкономической точки зрения, за что дали Нобелевскую премию Томасу Сардженту и что он планирует делать на новой должности.

- Ваш доклад, который Вы представите во вторник 18 октября, называется «Модель Диксита-Стиглица» переменных данных». Речь в ней идет об инструментарии макроэкономиста?

- Да, действительно, на этом этапе речь идет об исследованиях инструментария экономиста, чем о каких-то реальных проблемах, но, тем не менее, это исследование, которое может быть использовано для решения реальных экономических проблем.
Начну с толкования самой модели Диксита-Штиглица. Есть такая наука – экономическая география, которая изучает, как распределяются в пространстве те или иные экономические величины, такие как труд, население и т.д. и т.п. И если посмотреть на карту, размеченную разными цветами, где проживают богатые, где бедные, где большее количество жителей сосредоточено, где – меньшее, то увидим, что распределение этих категорий весьма нетривиально. Нет такого, чтобы везде все было одинаково, или, чтобы все сосредоточились в одной точке, а вокруг пустота. В результате получаются более сложные картинки. Нужна теория, которая бы объяснила эти сложные закономерности.

Проблема классической экономической теории общего равновесия состоит в том, что она не в состоянии объяснить эти сложные графики, согласно этой теории, все должно происходить по более простым сценариям. Так происходит из-за того, что в ней нет механизма, который бы описывал центростремительные и центробежные силы. В реальной жизни всегда существуют факторы, которые притягивают людей в определенные места, или отталкивают. Например, почему люди едут в Москву? Потому что там много возможностей. Там можно заработать много денег, там много возможностей и т.д., но есть и менее очевидные причины, например, у профессионала может сформироваться впечатление, что там сконцентрированы лучшие силы, и он едет в Москву, потому что там есть с кем работать.

Но кроме центростремительных сил, существуют силы центробежные. Иначе, чтобы всех нас сдерживало бы от того, чтобы собраться всем вместе и построить рай? Такими ограничителями могут выступать транспортные издержки, дороговизна жилья и т.д.

Основной центростремительной силой с т.з. экономической географии является возрастающая отдача от масштаба. Например, 2 человека вместе могут сделать больше, чем каждый по отдельности. И вот модель Диксита-Стиглица нашла неожиданное применение в экономической географии, поскольку в ней этот эффект учитывается.

Это первая история, точнее предыстория к тому, о чем я буду рассказывать студентам на семинаре. А вторая история такая. Люди могут осуществлять сразу несколько деятельностей одновременно. Например, кто-то днем работает и зарабатывает деньги, а вечером учится, повышая собственную квалификацию для того, чтобы в будущем зарабатывать больше денег. Разные усилия могут быть направлены на то, чтобы зарабатывать больше денег сейчас, и на то, чтобы получить больше возможностей зарабатывать много в будущем. И, люди, каким-то образом выбирают между этими двумя видами деятельности. Это называется межвременным выбором, и классический пример – образование, когда человек рассуждает следующим образом: «Я сейчас отказываюсь от части дохода, потому что мне нужно учиться, чтобы потом получать более высокий доход». Или другой пример, формирование капитала, когда человек отказывается от радостей потребления, чтобы потом вложить деньги во что-нибудь, например, в покупку квартиры, и получать более высокий доход. И возникает задача, как люди делают этот выбор.

Фирмы несут два вида издержек: одни идут на зарплату, покупку сырья, а второй вид, который называется «утопленные издержки», заключается в том, чтобы уплатить некую сумму за возможность начать свой бизнес, например, за покупку оборудования, или за аренду помещения, или консалтинговой кампании за предварительное изучение рынка.

Так вот, между двумя видами издержек и двумя видами деятельности потенциальных работников есть естественное соответствие. Зарплату платят за то, что ты сейчас делаешь. А вот если нужно провести исследование, то для этого нужен человек, у которого есть соответствующее образование, или снять в аренду помещение, то нужен кто-то, у кого такое помещение есть, тот, кто в прошлом делал накопления, вместо того, чтобы удовлетворять свои желания, связанные с потреблением. Таким образом, возникает соответствие одних издержек, связанных с одним видом труда, скажем, теперь, и других издержек, связанных с другим видом труда, которое состоит из образования, повышения квалификации, произведения накоплений и т.д. Всего того, что связано с достижением более высоких запросов. Вот эту истории я и буду рассказывать на семинаре. Поскольку каждую из этих историй в отдельности много кто изучал, а здесь они естественным образом возникают вместе, то мы с новосибирским исследователем в области экономической географии Евгением Желободько построили версию модели Диксита-Штиглица, которая как раз учитывает этот межвременной выбор.

- Существуют ли какие-то выводы, прогнозы о том, какие последствия возникают при том или ином выборе?

- Если люди выбирают работать сейчас много, а учиться мало, то это создает трудности для фирм в следующий период, поскольку они будут испытывать дефицит ресурсов для того, чтобы запустить бизнес в будущем. Это связано с тем, что открытия магазина, мастерской или консалтинговой компании требуются вещи, которые и создаются в результате второго вида деятельности.

- Это проблема для решения в государственном масштабе? Вопрос мой вызван мини-интервью с лауреатом Нобелевской премии прошлого года Кристофером Писсаридесом, который призывал пособия по безработице передавать работодателям для решения вопроса занятости, а те, в свою очередь, на эти деньги должны людей переквалифицировать.

- Ну, здесь возможны два рассуждения: верите ли вы в то, что это, действительно, проблема? Может так и должно быть? О том, о чем я говорю менее очевидно, чем безработица, которая является острой социальной проблемой, требующей решения. А в модели Д-С есть такой параметр как разнообразие, открытия множества кампаний предполагает разнообразие товаров и услуг на региональном рынке. И если мы верим, что низкое разнообразие – это плохо, то тогда, конечно, нужно стимулировать образование, популяризировать его в СМИ, повышать качество образования и т.д.

- Мне бы хотелось уточнить, что сейчас мы ведем речь об инструментарии, самого исследования ситуации применительно, например, к разным городам или странам пока нет? Но, возможно, оно планируется, или является неким ориентиром приложения сил будущих студентов?

- Действительно, самого исследования пока нет. И основная проблема заключается в том, что мы не понимаем, как мерить те вещи, к которым могут быть применены наши теоретические выводы. Как экономисты обычно проводят эмпирический анализ? Они для начала разрабатывают либо свою теоретическую модель, либо берут чужую. И смотрят, какие там есть связи между экономическими переменными. Например, есть такая точка зрения, что инфляция и безработица находятся в обратной зависимости. Есть теория, которая с этим соглашается, хотя на практике это не всегда подтверждается. Но логика экономистов состоит в том, чтобы брать данные и сравнивать их с теорией. Но для этого ему нужно понимать, как мерить те переменные, которые он анализирует. Если экономист-практик использует в своих расчетах ВВП, то он особо не заморачивается, что на самом деле собой представляет ВВП, он приблизительно понимает, что это, но проблемы измерения перед ним не стоит. А перед экономистом, который проводит эмпирические исследования, такие вопросы стоят.

Так вот, наши выводы, те которые нам сейчас получены, формулируются в тех терминах величин, которые не очень понятно как мерить, потому что они больше относятся к психологии индивидуума, чем к экономике. Так вот один из наших результатов заключается в том, что от параметров той или иной технологии (которые, в общем-то, можно померить) мало что зависит, поведение экономики во времени больше зависит от психологических параметров. В тех графиках, что мы рисуем, по одной оси идет степень склонности людей сберегать, думать о будущем, их терпение и готовность пожертвовать сегодняшним рублем ради завтрашнего рубля, а по другой оси идет склонность человека к разнообразию. Насколько люди хотят потреблять, насколько им важно, что существует не одна модель телефона, а десять. Склонность к разнообразию везде разная, выше она в тех странах, где у людей более высокие доходы и, соответственно, больше возможностей все это приобретать.

Мы пока не пришли к единому мнению, как их мерить. Думаю, Вы согласитесь, что найти единицу измерения к этим величинам гораздо сложнее, чем померить стоимость производства одного бюргера, хотя и здесь, безусловно, должен быть вложен определенный труд.

Но намерение осуществить такое исследование есть, и оно, по всей видимости, будет сделана в рамках работы лаборатории Ж.-Ф. Тисса, поскольку и Евгений Желободько и я собираемся в этой лаборатории работать. И, по всей видимости, скоро приступим.

- В сентябре Вы стали заместителем заведующего кафедрой экономической теории. Что планируете свершить на новом посту?

- О каких-то конкретных планах говорить пока трудно, я только приступил к новой работе, пока главный план – работать, проводить занятия, исследования, выполнять необходимую административную работу, координировать деятельность кафедры, студентов.

- У нас в Питерской Вышке создается вторая международная Лаборатория, открываются ли при этом какие-то новые возможности для студентов экономического факультета?

- Безусловно! Лаборатория открыта для всех, в качестве исследователей стажеров туда приглашаются студенты. И уже есть желающие работать, и среди них даже есть студенты с первого-второго курсов! Опыт сотрудничества с международной лабораторией поможет студентам сориентироваться в международном исследовательском экономическом пространстве, поскольку они будут работать с признанными исследователями, в том числе с Жаком Тиссом, не только ученым высокого уровня, но и прекрасным педагогом, открытым доброжелательным человеком.

- Существуют ли какие-то требования к студентам-стажерам?

- Основное требование - это желание учиться, желание работать. Какие-то минимальные требования к математической и экономической подготовке и к знанию английского языка, естественно, есть, но так как в лабораторию приглашаются студенты, в том числе и младших курсов, то глобальных требований к уровню подготовки нет, должно быть, желание освоить все то, чего студент пока не знает.

- Неделю назад выдали нобелевскую премию по экономике «За эмпирические исследования причин и ожиданий в макроэкономике». Расшифруйте, в чем суть работ, столь высоко отмеченных нобелевским комитетом.

- Речь идет о том, что в экономике огромную роль играют не только процессы, которые уже осуществилось, причинами событий в экономике являются не только другие события, уже совершившиеся, но и ожидания тех, кто принимает экономические решения, то есть нас с вами, в частности. Идея заключается в том, что наш прогноз, какая будет инфляция завтра, влияет на экономику столь же сильно, как и то, какая инфляция была, скажем, вчера.

В свое время акцент на этой проблематике сделал Роберт Лукас, тоже лауреат нобелевской премии. Томас Сарджент, получивший премию в этом году, - это его ученик, и в какой-то степени он продолжает учение Лукаса. Кроме того, оба они являются авторами концепции рациональных ожиданий. Это теория о том, что люди строят свои экономические прогнозы, наилучшим образом используя всю имеющуюся у них информацию. Премия дана за ответ на вопрос – насколько хорошо в действительности люди используют информацию при построении экономических прогнозов и как эти прогнозы влияют на текущую ситуацию в экономике, и каково соотношение влияния этих прогнозов и других причин на экономические события.

Подготовила Татьяна Чернова. С сайта НИУ ВШЭ СПб.